Россия

«А, Лёня Голубков!»: актёр Владимир Пермяков отмечает 70-летие

Актёр Владимир Пермяков родился в Красноярском крае 2 декабря 1952 года. Пик его популярности пришёлся на 1990-е годы, когда он сыграл Лёню Голубкова в рекламе МММ. Образ получился настолько ярким, что сразу принёс ему широкую известность, а цитаты из этих роликов стали мемами, многие из которых по-прежнему живут в сети. Однако сам Владимир Пермяков считает, что именно из-за той популярности и последующего краха МММ он не смог построить актёрскую карьеру. В беседе с RT в рамках проекта «Незабытые истории» он рассказал о своей любви, литературном творчестве и предназначении, которое он ещё не выполнил.

«А, Лёня Голубков!»: актёр Владимир Пермяков отмечает 70-летие

  • © Фото из личного архива

— Мы беседовали с вами несколько лет назад для одной из первых публикаций в рубрике RT «Незабытые истории». Чем вы занимаетесь сейчас и какие итоги могли бы подвести в своё 70-летие?

— Что я сделал за 70 лет в этом мире? Сделал немало, но мог сделать больше. Были роли в театре, в кино. Но особо сниматься мне не давали — так и не простили ту популярность Лёни Голубкова. Я написал три пьесы: «Рождение», «Перестройка» и «Мандрагоровы яблоки», а также пять рассказов, два из которых — «Непрощённый грех» и «Свидание после смерти» — опубликованы в санкт-петербургском журнале.

— О чём эти произведения?

— Все эти истории — часть моей жизни. Во многом это моё осмысление Бога.

«Рождение» — автобиографическая пьеса. Я рассказывал о ней, когда мы встречались в прошлый раз. «Перестройка» — пьеса о социальной перестройке, которая происходит в обществе и внутри моих героев. О том, как они выживают в новых условиях. А «Мандрагоровы яблоки» — пьеса о том, как подруга главной героини привозит ей из Греции лекарство, способствующее оплодотворению.

Эти пьесы как трилогия, через них проходят одни и те же герои. Я жду, что будет поставлена одна из пьес. Театры интересуются, но пока всё на уровне переговоров. Если я увижу «Рождение» на сцене, можно будет сказать, что я жизнь прожил не зря. Тогда и можно будет подвести итоги.

— Вы сказали, что предложений сниматься в кино не было из-за популярности после рекламы МММ.

— Да. Когда мне где-нибудь встречались коллеги по киноцеху, они скрипели на меня зубами, как волки: «А, Лёня Голубков!» А я даже не понимал, за что они меня так ненавидят. Только потом понял, что за мою популярность… Я был человеком года — 1994, сыграв Лёню Голубкова. Опередил в рейтинге и Ельцина на десять баллов, и Пугачёву с Киркоровым, они в тот год поженились и заняли седьмое и восьмое места. Это было в первом номере журнала «Антенна», который вышел 5 января 1995 года. Я купил телепрограмму — и смотрю рейтинг популярности людей. На первом месте — Лёня Голубков. Статья называлась «Лёня — абсолютный чемпион». Я несколько раз пересматривал. Думал, может, ошибся или что-то не так понял.

  • Исполнительница главной роли в сериале «Просто Мария» Виктория Руффо и Владимир Пермяков, 1994 год

— С вами в рекламе снималась одна из самых тогда популярных в России актрис — Виктория Руффо, исполнительница роли Марии в мексиканском сериале «Просто Мария». 

— В одном из интервью её спросили об участии в рекламе МММ: «Виктория, кто из актёров на съёмочной площадке вам понравился больше всего?» И она отвечает журналистам: «Все актёры были талантливые. А особенно блистал Лёня Голубков». Я думаю, она до сих пор не знает, что я не Лёня Голубков.

— В одном из роликов действие разворачивается на чемпионате мира по футболу в США, который проходил в 1994 году. Как снимали это видео?

— Мы прилетели в США. В роли брата Лёни Голубкова снимался актёр Вячеслав Воробьёв-Ликеров. Пошли на матч как обычные зрители. Была игра между сборными России и Бразилии. Официального разрешения на съёмку у нас не было, поэтому просто использовали локацию и любительскую камеру. Наш продюсер попросил спортивного оператора поснимать нас с партнёром на трибунах. Мы и работали по сценарию, и импровизировали. А потом режиссёр из этого материала, так же импровизируя, собирал ролики.

  • Владимир Пермяков / Трибуны перед началом матча Бразилия — Россия на ЧМ-1994 по футболу
  • © Фото из личного архива / Getty Images

— Во всех ваших пьесах есть героиня — Наталья Розова. Этот образ биографичен?

— Да. С журналисткой Натальей Ремизовой мы познакомились в Доме Ханжонкова на премьере фильма Александра Пороховщикова «Цензуру к памяти не допускаю», картина о его отце. Наташа и Ира Жукова, жена Пороховщикова, были подругами. Зал был полный. У меня была встреча с журналистом газеты «Покупатель». Он принёс интервью со мной и несколько газет. Я шёл по коридору и искал место, где бы сесть. Мне навстречу шла женщина. Я прижался к стене, чтобы пропустить её, а она подняла голову и говорит: «Ой, Лёня Голубков! А вы мне не дадите интервью для РИА Новости?» Спрашиваю: «Что это за издание?» Она отвечает: «Это Российское информационное агентство. Так же, как ТАСС. У нас 70 изданий берут информацию. И даже в глубинке, не только в Москве». Я оставил ей визитку: «Хорошо, звоните, встретимся».

Время было тяжёлое. Наташа подрабатывала ещё в пяти газетах и журналах. Мы стали общаться, вместе ходить на тусовки, у нас закрутился роман. Но однажды она звонит мне, в сентябре месяце, говорит: «Володя, сегодня год прошёл, как мы с тобой познакомились, а ничего не изменилось. Я тебя отпускаю на все четыре стороны». Я недоумеваю: «Наталья, мы же с тобой друзья». А она отвечает: «Володя, с друзьями не спят». И положила трубку.

У меня внутри ёкнуло. Я всё понял и через полгода сделал ей предложение. На свадьбе у нас были вожди — Ленин, Сталин, Брежнев. Двойники поздравляли нас от имени вождей.

В феврале 1997-го в Москве и по всей России ходил страшный грипп. Наташа заболела. Она тогда собиралась писать книгу и ездила в свою комнату, чтобы там сосредоточиться на этой работе. Но оказалось, что она у мамы. Тёща позвонила и предупредила, что Наташа больна, температура поднялась до 40-41 градуса. А потом позвонил Наташин брат Александр и сказал: «Володя, Наташи не стало». Для меня это был такой удар. Жизнь меня часто и больно била, но смерть Наташи была, наверное, самым сильным ударом в жизни.

  • Владимир Пермяков с женой Натальей Ремизовой и портретом родителей, 1996 год
  • © Из личного архива

— Какого числа это случилось?

— 28 марта 1997 года. А в 2002-м, вы не поверите, она к нам с тёщей приходила на свидание. Мы с Татьяной Андреевной подружились. И на пятую годовщину поехали вместе на кладбище. Весна была ранняя, дули тёплые ветры с Атлантики. В конце марта погода была, как в конце апреля. Снег растаял. Даже травка стала появляться.

Мы пришли с тёщей, убрали могилу, всю сухую траву в мусорный бак отнесли. И тёща поставила две свечи. А в небе кружат птицы: сороки, вороны — кричат что-то, радуются весне, теплу. День был такой тихий, что свечи горели на могиле и не гасли. И вдруг, я вижу, летит к нам сорока. Садится на соседнюю могилу. Самостоятельная такая. Я ещё тёще говорю: «Татьяна Андреевна, смотрите, сорока прилетела Наташу помянуть». А сорока подходит к нам между прутьями, идёт по могиле. Я думаю про себя: она здесь живёт, люди её кормят, она привыкла к людям, поэтому не боится нас. Но сорока подходит, берёт одну свечу клювом, выдёргивает из земли и не улетает, а садится на надгробный камень. И сидит так со свечой этой белой в клюве.

Тёща выхватила у неё свечу — просто машинально, — и сорока отлетела от нас. Я бегу к ней и говорю: «Дурочка, зачем тебе эта свеча, мы тебе сейчас хлеба дадим». Подбегаю, хочу её поймать. Но она у меня перед самой рукой взлетела и исчезла в деревьях. Тогда я сказал тёще: «Татьяна Андреевна, это душа Наташи прилетела к нам на свидание. За пять лет она по нам тоже соскучилась».

И мы потом сколько ни ходили с тёщей, всё ждали: может, Наташа сегодня прилетит, мы её не будем пугать, пусть она сидит, сколько хочет. К сожалению, она больше не прилетала. У Наташи был брат, Александр, на десять лет младше. И представляете, через десять лет, ровно в 46, он тоже умер. Утром стало плохо. Тёща на работу ушла, он душ принял, дошёл до кровати, упал и умер. Есть тут что-то мистическое.

  • © Фото из личного архива / Legion-Media

— Вы верите в мистику?

— Я вообще на роль Лёни Голубкова попал случайно. Сначала я так думал. Но года через два-три я понял, что эта случайность неслучайна — это моя судьба. Роль Лёни Голубкова, жена Наташа, а потом пьеса «Рождение» — это звенья одной цепи. Пьеса — моё предназначение. Я сейчас чувствую, что у меня что-то должно произойти в ближайшие годы или, может, даже месяцы. Что Бог мне готовит какую-то главную роль в моей жизни.

— Вы до сих пор считаете, что Мавроди не обманывал людей?

— Считаю, что нет. Его же самого сначала ограбили. Помните, тогда ещё миллионы были, 17 КамАЗов наличных вывезли из ворот, где они располагались. А потом его обвинили, что всё это пирамида. Из каждого утюга кричали, что Мавроди — аферист, Мавроди — жулик.

  • Владимир Пермяков с женой Ольгой Мюнхаузен
  • © Фото из личного архива

— У вас есть дети?

— Нет, к сожалению. Так получилось, что в Канске, откуда я переехал в Москву, я дважды был женат и дважды у моих женщин уже были дети, поэтому они не хотели рожать. Наташа хотела, но ей всё время было некогда. И время такое было, что она боялась. Популярность у меня была большая, а вот монетизировать её я не сумел. Хотя мы с нынешней женой — актрисой и режиссёром Ольгой Мюнхаузен — создали дуэт «Привет из 90-х» и успешно выступаем на концертах и вечерах.

— Как собираетесь отметить юбилей?

— Сергей Жуков, солист группы «Руки Вверх!», для меня накроет стол у себя в баре. Сделает мне подарок на юбилей, за что я, конечно, ему очень благодарен.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кнопка «Наверх»