Без политики

«Я хочу делать кино, которое смотрят миллионы»: Дмитрий Суворов о фильме «Одна», рейтингах и BadComedian

В четверг, 4 августа, в онлайн-кинотеатре KION выходит фильм-катастрофа режиссёра Дмитрия Суворова «Одна». Авторы ленты рассказывают историю, основанную на реальных событиях, произошедших в 1981 году, когда пассажирский самолёт Ан-24 потерпел крушение над тайгой. В результате выжил лишь один пассажир — Лариса Савицкая. Девушка провела несколько дней в глухом лесу, прежде чем её нашли спасатели. Дмитрий Суворов поделился с RT подробностями работы над картиной, а также рассказал о своих предыдущих фильмах, отношении к низким рейтингам на агрегаторах и оценил ситуацию, сложившуюся в отечественном кинематографе.

«Я хочу делать кино, которое смотрят миллионы»: Дмитрий Суворов о фильме «Одна», рейтингах и BadComedian

  • Режиссёр Дмитрий Суворов
  • © Пресс-служба «ССБ-кино»

— Сценарий фильма «Одна» основан на реальных событиях авиакатастрофы в 1981 году, а выжившая в ней Лариса Савицкая выполняла роль консультанта на съёмочной площадке. Но почему в картине присутствует вымысел? Вот, например, тигр…

— Вся история, рассказанная нам Ларисой, была больше сосредоточена на эмоциях, так как гораздо больше переживаний происходило внутри. «Произошло столкновение, три дня я в тайге выживала, меня нашли и увезли на вертолёте» — внешне, по сути, это короткометражное кино. Соответственно, приходилось искать какие-то художественные метафоры, образы. Допустим, когда она упала, произошло столкновение с землёй, она рассказала, что потеряла сознание на пять часов. И естественно, мне как автору, как режиссёру было интересно придумать, что эти пять часов происходило внутри, как вся жизнь прошлая перед глазами пронеслась. И вот эта эмоция в фильме: галлюцинация перед зеркалом, и она (Лариса. — RT) как бы сама себя вернула в сознание, разбудила. То есть какие-то такие вещи, тот же тигр, здесь как некая метафора, образ смерти, который её преследует и всё время говорит: «Сдайся».

Нам хотелось добавить каких-то художественных приёмов, эмоционально передать (события. — RT). Не просто документально рассказать — для этого мы, кстати, сделали документальный фильм «Восемь минут до земли», там Лариса тоже всю историю рассказала от первого лица. Мы всё-таки художественное кино делали.

— А как снимали сцены с тигром? Это был зелёный фон и компьютерная модель или дрессированное животное?

— Нет, это Шакира, дрессированный тигр. Конечно, было сложно — она впервые попала в свою естественную среду обитания, и там могло произойти всё что угодно. Она до этого в домашних, в человеческих условиях жила, а тут её привезли в реальную тайгу. Съёмки проходили под присмотром профессионалов, были дрессировщики, долго пытались добиться того, чтобы все кадры получились живые. На графике где-то трос затирался, когда на нём был тигр, но все сцены сняты по-настоящему.

— Вы говорили, что сцену катастрофы репетировали несколько недель, а съёмки заняли десять дней и проходили в павильоне. Что было самым сложным в работе над этим эпизодом?

— Было сложно, потому что такой сцены реально ещё никто не делал. У нас фактически длинная одноплановая история, когда мы весь полёт от столкновения в воздухе до земли с героиней пролетаем, проживаем, повторяем её движения. И сложно было придумать, каким образом реализовать это технически и визуально, чтобы получилась сопричастность, чтобы зритель чувствовал себя в падающем самолёте, чтобы передать ужас и всё невероятное авиакрушение. Появилась идея построить самолёт в павильоне, а финальную часть сцены снять в настоящем фрагменте самолёта. На сцепке с вертолётом мы его поднимали где-то на 500 м и сбрасывали в реальную тайгу. Это финал сцены. А сама сцена снималась долго — каждый дубль требует времени. Произошёл, например, разрыв фюзеляжа, вылетели каскадёры. Чтобы второй дубль снять, нужно восстановить эту стенку, фюзеляж. Некоторые кадры доходили до 20 дублей.

  • Кадр из фильма «Одна»
  • © Пресс-служба «ССБ-кино»

— Некоторые зрители пытаются сравнивать вашу картину с фильмами-катастрофами, лентами о выживании, например с «Экипажем» или с «Выжившим». Как лично вы к этому относитесь?

— Да на самом деле никак не отношусь. Каким образом я должен относиться к этому? Мы работали с реальным материалом Ларисы, и всё наше творчество, все метафоры, приёмы были вдохновлены историей — и визуальной, и сценарной. Мы черпали всё вдохновение из самой реальности, из рассказа Ларисы.

— Вы говорили, что на стадии проработки сценария с подачи Ларисы был задействован полиграф. Как вы оцениваете опыт работы с таким нововведением?

— Так получилось по стечению обстоятельств. Лариса — психофизиолог сейчас, и её муж Тимофей занимается как раз разработками полиграфов. Она предложила эксперимент, где она рассказывала свою историю нашему редактору, и они видели по параметрам, по датчикам, какие эпизоды, какие моменты из реальной жизни Ларисы вызывают наибольший эмоциональный отклик у слушающего.

— Вы почувствовали какое-то изменение отношения со стороны зрителя после выхода фильма «Одна»? Может, выросло количество сообщений от людей, которые посмотрели кино?

— Очень много незнакомых людей писали. Некоторые даже говорили: «Мы тоже потеряли близкого человека, и ваш фильм помог пережить, справиться с этой потерей». Нам как авторам, создателям было, конечно, приятно, что фильм находит отклик в сердцах.

  • Режиссёр Дмитрий Суворов и Лариса Савицкая
  • © Пресс-служба «ССБ-кино»

— Вы до съёмок фильма «Одна» работали преимущественно над комедиями. В каких жанрах вы намерены работать в будущем? Или, наоборот, фильмы какого жанра вы бы никогда не хотели снимать?

— Такого нет, наверное, что никогда бы не хотел. Скорее хочется искать уникальные эмоциональные человеческие истории — и это может быть и в жанре триллера, и драмы. Появилось желание исследовать более серьёзные темы, истории, пытаться их экранизировать.

— Сейчас есть конкретные проекты, над которыми вы уже работаете?

— В процессе ещё одна история, основанная на реальных событиях. Пока не хотелось бы раскрывать тайну, потому что ещё не договорились с реальным участником этих событий. Но тоже уникальная история — она не очень известная, но невероятная. Вот договоримся, тогда сделаем какой-то анонс.

— Вы творческий человек, автор кино, а зачастую творческие люди оказываются ранимыми. Вас как-то заботит рейтинг ваших картин на агрегаторах или вы стараетесь отстраняться от этой информации?

— Конечно, отстраняться, потому что это вопрос субъективный. Когда поднимается какая-то история, например, BadComedian что-то скажет, и сразу толпы людей от него бегут единицы ставить, — лучше отстраняться и делать то, к чему душа лежит, что хочется рассказать. Не всегда получается, потому что нужно деньги зарабатывать, но хочется делать то, к чему сердце ближе.

— Немного поговорим о ваших старых работах. Фильм «Одноклассницы» в целом прохладно приняли как критики, так и зрители. Как вы считаете уже с высоты нынешнего опыта, заслужены ли были такие оценки?

— Похожая история. BadComedian сделал обзор на этот фильм, и толпы его фанатов пошли единицы ставить. А когда заваливают единицами, такой рейтинг и получается. Это была чисто коммерческая история, я там как приглашённый режиссёр, это не совсем мой фильм. Это была работа.

— При этом сиквел «Одноклассниц» был принят лучше, чем дебютная картина. Как вы считаете, у этой истории есть потенциал для ещё одного продолжения?

— Я не думаю, потому что это уже устаревшая история, не очень актуальная. И хочется какие-то более серьёзные вещи делать, а это комедия.

  • Режиссёр Дмитрий Суворов
  • © Пресс-служба «ССБ-кино»

— У вас был ещё фильм «Суперплохие», который создавал ощущение оммажа работам Гая Ричи и даже местами Тарантино. Как вы считаете, что помешало массовому зрителю распробовать картину?

— Мне кажется, она намного интереснее, чем «Одноклассницы», потому что более хулиганская, отвязная. Многие говорили, что, если бы в Америке, с американскими актёрами сняли, там эта история зашла бы. Она родилась из короткого метра. Мы в 2012 году снимали «Шлюху» — короткий метр, в 2014-м работали над коротким метром «День всех влюблённых», и потом из этой истории родилась чёрная криминальная комедия «Суперплохие».

— Сейчас мы живём в условиях, когда Запад фактически закрыт, и многие считают, что эта ситуация может открыть дороги для русских авторов. Как вы считаете, возможен ли в России новый золотой век кинематографа?

— Я надеюсь, что возможен, потому что определённые плюсы есть. Например, в том, что стало меньше конкуренции в кинотеатрах. Но с другой стороны, чтобы заполнить объём, который ушёл, нужно гораздо больше финансирования, больше времени. Если рассматривать фильм «Одна», мы подошли к нему достаточно объёмно, масштабно и в плане подготовки, и в плане съёмок, это заняло у нас больше двух лет. Соответственно, чтобы весь ушедший объём (западных фильмов. — RT) восполнить, нужно в три раза больше картин делать — и ещё больше времени.

— Вы следите за современным российским кинематографом? И если да, то какие отечественные фильмы вы могли бы назвать конкурентоспособными на международной арене?

— Есть режиссёры, которые делают хорошие работы, я их с удовольствием смотрю. Это Александр Хант, Алексей Нужный. Клим Шипенко делает фильм «Вызов», в Новый год выйдет большой фильм «Воланд». То есть какие-то большие картины делаются, но их мало. Если Голливуд стандартно каждый месяц выдавал крупный фильм, то нам на это нужно время и финансирование. Скорее всего, будет какой-то провис, недостаток — потом, возможно, получится догнать по количеству и по масштабности.

— У вас есть какие-то планы на участие в фестивалях? И вообще, фестивальное кино вам близко?

— Мне скорее не близко, хочется делать зрительское кино, потому что фестивальное смотрят максимум 100 тыс. человек. Я хочу делать кино, которое смотрят миллионы.

— Говоря о рынках… Запад для нас закрыт. Но мы наращиваем связи с Востоком, с Китаем. У вас нет планов попробовать двигаться в этом направлении?

— У нас уже купили фильм Латинская Америка, Германия, Испания — для релиза у себя. С Китаем тоже ведутся переговоры, но у них сложная система. Они очень сильно поддерживают своё производство, а на зарубежные проекты существует квота. Тоже было бы здорово посотрудничать — китайский рынок самый огромный и в плане кино, и в плане всего остального.

— Вы сказали, что некоторые страны купили фильм «Одна». У вас есть какая-то статистика, как приняли картину?

— Там только планируются релизы в ближайшее время. Мы им сейчас отгрузили звук, фильм, трейлеры. Пока были релизы в Казахстане, Белоруссии, России.

— Как вы считаете, есть ли глобально разница между отечественным зрителем, западным и азиатским?

— Конечно. Из наших фильмов только один-два имели успех в Китае, потому что там специфический зритель, у которого сформированы свои образы. Тут нужно погружаться, изучать более детально то, что смотрят они, что у них успешно по сборам. Я пока, если честно, глубоко не погружался в это.

— С кем из российских актёров вам бы хотелось поработать в будущем? Может быть, у вас есть команда мечты?

— С кем мы хотели, с теми и поработали. Нет такого, что очень хотели, но не получилось.

— А как вы считаете, на площадке вы режиссёр-тиран или режиссёр, который старается максимально смягчить углы в работе?

— Это зависит от ситуации. Когда вижу, что кто-то халтурит, я бываю жёсткий до мата и грубых действий. А когда ты видишь, что люди стараются, ты стараешься точно так же выдать по максимуму энергии, чтобы получился союз, тандем. 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Кнопка «Наверх»